Реклама на сайте|Обратная связь Пятница, 19 июля, 07:07
Регистрация на сайте
Авторизация
+ Добавить Новость
Город Online
Город OnLine
Расписание автотранспорта
Архив новостей

Показать/скрыть

Июль 2019 (161)
Июнь 2019 (239)
Май 2019 (239)
Апрель 2019 (303)
Март 2019 (290)
Февраль 2019 (284)
| Новости » Политика

Алексей Текслер: сейчас мне необходимо 48 часов в сутках

2018-й год стал одним из самых сложных для жителей и властей Челябинской области. Проблемы региона регулярно попадали в новостные топы ведущих СМИ. Мусорные скандалы и коммунальный коллапс с бытовыми отходами, промышленные выбросы и новые горящие экологические точки. И все это на фоне подготовки областного центра к проведению саммитов ШОС и БРИКС в 2020 году. Финалом года стала магнитогорская трагедия, когда в результате обрушения дома погибли десятки людей.

В этих условиях в экспертной среде постоянно возникала тема отставки главы региона Бориса Дубровского, возглавлявшего область с 2014 года, который до назначения на пост губернатора был генеральным директором Магнитогорского металлургического комбината и занимал 17-е место в рейтинге самых дорогих топ-менеджеров журнала Forbes.

19 марта временно исполняющим обязанности губернатора назначен бывший первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер. В интервью ТАСС вернувшийся в родной регион 46-летний Текслер рассказал о том, как планирует исправлять экологическую ситуацию, помогать пострадавшим при обрушении в Магнитогорске людям, готовить область к проведению саммитов ШОС и БРИКС 2020 года, и почему не прыгал со скалы на испытаниях в РАНХиГС.

Тяжелые темы

— Алексей Леонидович, давайте начнем сразу с тяжелых тем. 31 декабря прошлого года в Магнитогорске произошло обрушение подъезда жилого дома и погибли люди. Вы сами как узнали о трагедии?

— Когда все это произошло, я был дома. Конечно был шок. Телевизор работал все время, и жена плакала, когда передавали новости с места трагедии. Я родился и вырос на Южном Урале, здесь родственники и друзья... Это, безусловно, огромная трагедия для всех. Люди сплотились перед бедой — горожане, спасатели, представители власти — сделали все, что возможно было в тех условиях. Уже позже, когда люди рассказывали, как там было, то у взрослых мужиков слезы были на глазах — это чтобы вы понимали, как было трудно на самом деле.

— Недавно вы побывали на месте трагедии уже в новом статусе.

— Да, я встретился с людьми, чьи родственники, близкие, соседи, друзья погибли. Понятно, что трагедия, особенно если есть какие-то неурегулированные вопросы, приводит к эмоциям... По итогам встречи был принят ряд решений: оказание дополнительной медицинской помощи пострадавшим, выплаты компенсаций, в том числе — за поврежденные машины. Сейчас идет активное расселение жильцов разрушенных подъездов дома. Из 92 семей, которые лишились жилья, 75 семей уже расселены. Остальные подобрали жилье и завершают оформление.

— В итоге поврежденный дом все-таки снесут или нет?

— Дом большой. По сути, это шесть двухподъездных домов, которые соединены тепловым швом. Разрушенная часть — это двухподъездный дом. В настоящий момент идут заключительные работы по ликвидации обрушения этой части. Здесь будет сквер.

По оставшимся подъездам принято решение — не сносить. Была проведена соответствующая экспертиза, комиссия приняла решение: все, кто хочет остаться, могут это сделать

А такое желание у людей есть. Я общался с жителями, часть людей просила, чтобы они могли остаться на прежнем месте, и никуда не хотят уезжать. Там же самый центр города, и люди привыкли жить именно в этом месте.

— А те, кто хочет уехать?

— Взамен их жилья они выберут другое жилье, а свои квартиры отдадут муниципалитету.

— Другая непростая для региона тема — экология. Область печально известна в стране состоянием окружающей среды и мусорными скандалами. По ситуации с наиболее сложными объектами даже президент звонил экоактивистам. Как собираетесь решать проблему? С чего начали?

— Все экологические проблемы региона в равной степени важны. Всеми нужно заниматься.

Можно начать перечислять с проблемы мусорных полигонов. Прежде всего, это закрытая в прошлом году челябинская городская свалка, которая должна быть рекультивирована, так как в ее нынешнем виде она выделяет в окружающую среду большое количество вредных веществ. Эта свалка существовала с 40-х годов прошлого века. На ней накоплено невероятное количество отходов. Она фактически находится в черте города.

На текущий момент определен подрядчик по рекультивации — структура Росатома — РосРАО. Мы сейчас ускоряем подготовку всех проектных документов, экспертиз, для того чтобы эту работу начать уже в ближайшее время. Суть рекультивации в том, что свалка будет накрыта специальным материалом, в котором будут сделаны дренажи, система отвода и утилизации свалочных газов. Сверху будет нанесена пленка и слой грунта, на котором вырастет трава — свалка превратится в зеленый холм.

Кроме того, проблема свалок сводится к местам несанкционированного складирования мусора. Они периодически горят, отравляют прилегающие территории и подземные воды. Поэтому все несанкционированные свалки мы будем закрывать.

А что касается уже легальных, имеющих все разрешения полигонов, то на них предстоит увеличивать долю отходов, которые отсортировываются для вторичного использования.

Пока в регионе перерабатывается только 5% из миллиона тонн отходов в год. А остальные остаются в земле. Это крайне мало

— На земле понятно, а как с воздухом и водой?

— В рамках нацпроекта "Чистый воздух" стоит задача снижения минимум на 20% выбросов в Челябинске и Магнитогорске. И сейчас я активно работаю с предприятиями над решением этой задачи, провожу встречи с промышленниками, Росприроднадзором. Результат есть. По итогам обсуждений планируется заключение соответствующих соглашений, исполнение которых будем контролировать.

Кроме предприятий, атмосферу загрязняет транспорт. Я недавно как раз проводил совещание по общественному транспорту — его нужно переводить на более экологичное газомоторное топливо. Также в перспективе нужно развивать электротранспорт.

Что касается воды, то тут стоит вопрос модернизации очистных сооружений. Часть этих объектов попадет в национальный проект "Чистая вода". А те, которые не попадают, мы и ими будем заниматься за счет средств регионального бюджета, а также, возможно, за счет инвесторов. Соответствующие предложения профильные министерства и другие заинтересованные структуры по моему поручению формируют, мы активно работаем со всеми федеральными структурами и, естественно, с федеральным Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

— Вы спустя много лет вернулись в родной город. Довольны ли тем, как выглядит Челябинск сейчас?

— Нет, совсем не доволен.

"Я не Дубровский"

— Ранее ФАС установила факт антиконкурентного соглашения между Дубровским (бывший губернатор Челябинской области — прим. ТАСС), министерством дорожного хозяйства региона и компанией "Южуралмост". Как развивается ситуация?

— Этим надо интересоваться в соответствующих структурах.

— Будете пересматривать дорожные контракты на 2019 год в контексте претензий к компании "Южуралмост"?

— Сезон дорожных ремонтов начался. Те контракты, которые находятся в процессе исполнения, в случае отсутствия нарушений будут завершены. Но спрашивать с подрядчиков за качество и сроки будем строго, соответствующее поручение я уже дал.

— Ведется ли ревизия бизнеса, получавшего госконтракты и бюджетные деньги, на предмет аффилированности с бывшим губернатором?

— Я считаю, что у людей, которые работают во власти, не должно быть бизнес-интересов. Такая проверка идет всегда. Она никогда не останавливается.

— Одним из первых ваших кадровых решений было увольнение министра дорожного хозяйства и транспорта Дмитрия Микулика. Это связано с претензиями ФАС?

— К министру дорожного хозяйства просто не было доверия.

— Это было эмоциональным решением?

— Нет. Естественно, я все проанализировал.

— Остальная команда вас устраивает? В регионе сильные кадры?

— В целом отмечу, что в Челябинской области, безусловно, есть сильные руководители, область с традициями, историей, потенциалом.

При этом надо понимать, что я не Дубровский, я другой руководитель, поэтому, конечно, и команда будет меняться

Это неизбежно, но я не сторонник, не разобравшись, принимать решения. Тут уже вопрос не только в том, кто уйдет, но в качественной замене, а это всегда очень сложно.

Думаю, изменения будут происходить на всех уровнях. Нужна свежая кровь, это будет полезно. Основной критерий — профессионализм. При этом хочется, чтобы у тех, кто будет приходить на замену, был бы южноуральский бэкграунд, потому что знать территорию — это важно. Хотя я не исключаю, что в моей команде будут люди из других регионов. Но, безусловно, ориентация будет в первую очередь на местных. Обновление будет происходить не только в высшем эшелоне, но и на других уровнях управления. Будем стараться привлекать новых людей, у которых раньше просто не было возможности заявиться на работу в администрации.

— Ждать ли в команде, которую вы формируете, людей из Москвы?

— Возможно.

— Говоря о старой команде... Вы с Дубровским общались, когда дела принимали?

— С Борисом Александровичем я, безусловно, общался и по важным вопросам развития региона его мнение спрашивал. Это не просто правильно, а так и нужно делать. Я самостоятельный руководитель, но понимать логику принятия прежних решений мне тоже важно.

— Вы провели трехчасовую встречу с главой Челябинска и его заместителями. О чем говорили, если не секрет?

— Я сформулировал свои требования и жду адекватной реакции. Есть определенные сроки, которые я поставил. После получения обратной связи буду готов говорить об этом более предметно.

— На первой пресс-конференции в Челябинске вы высказались, что поддерживаете прямые выборы глав муниципалитетов. Планируете возвращать народное голосование?

— На мой взгляд, мы рано или поздно должны прийти к прямым выборам. Когда это произойдет, я пока не знаю. При этом есть разные примеры. Но понятно, что, когда у человека есть прямой мандат, это более сильная позиция, чем разного рода другие решения.

— Но вы сами в такой же ситуации находитесь. В регионе нужно за короткий срок заработать доверие, потом пойти на выборы...

— Да, точно. Будут выборы, я постараюсь заручиться доверием жителей Челябинской области, и главное для этого — моя эффективная работа уже сейчас. Для меня самая большая проблема сейчас — это недостаток времени. Если бы была возможность что-то у кого-то на этом этапе попросить, я бы попросил 48 часов в сутках. Дело в том, что приходится вникать в дела региона параллельно с повседневными совещаниями, аппаратной, бюрократической работой…

С бюджетом все неплохо

— Успели уже проанализировать бюджет? Достаточно ли на сегодняшний день в казне денег, чтобы реализовать то, что задумываете?

— При определенном уточнении приоритетов, надо сказать, что с бюджетом в Челябинской области все неплохо. Удачная конъюнктура последних лет на основную продукцию области, строгое финансовое планирование и контроль, незначительная закредитованность и полное отсутствие, к примеру, дорогих коммерческих кредитов дают возможность принимать взвешенные решения. Бюджет позволяет заниматься развитием региона.

— Будет ли внутреннее перераспределение в части бюджетных расходов, для того чтобы более эффективно использовать средства?

— Я проведу приоритизацию расходов. Не все расходы, которые ранее были запланированы, будут произведены. Ресурсы будут перенаправлены на другие задачи. К примеру, по городским дорогам увеличилась федеральная часть финансирования, и я принял решение помочь районам финансами, в том числе по линии районных и сельских дорог. Дороги в Челябинской области требуют ремонта не только в городах.

Кроме того, надо будет смотреть вопросы школьного питания, строительства дополнительных физкультурно-оздоровительных учреждений на территории области — там, где есть востребованность в этом. Также нужно прекратить практику укрупнения медицинских учреждений. Встречаясь с жителями районов, я слышу о проблемах в части оказания медицинской помощи, в некоторых поселениях ее просто нет. Опять же решение экологических вопросов, дорожного хозяйства и транспорта.

Я, конечно, не все сейчас перечислил, но вот по этим направлениям надо будет поработать. Потребуются и дополнительные ресурсы.

— Одно из приоритетных направлений работы на ближайшие шесть лет в стране — это нацпроекты. Во всех ли программах участвует Челябинская область?

— Область участвует в 52 федеральных проектах, то есть практически во всех нацпроектах. Порядка 76 млрд рублей до 2021 года будут из разных источников направлены на реализацию этих задач. На конкретные объекты, дороги, больницы, школы, которые будут построены в рамках национальных проектов. Сейчас стоит задача организовать этот процесс, запустить, и все поручения по этому поводу даны. Это четкое и понятное проектное начало работы.

Я хочу знать, где, когда и что будет построено, хочу четко понимать, что с контрактацией. Речь идет и о переходе с годичного на трехлетний срок принятия решений, заключения контрактов. Ну и, естественно, все, что касается контроля. Когда я проводил первое совещание по этой теме, не все мне смогли ответить на мои вопросы, дал в этой части жесткие поручения. И сегодня уже есть нормальные отчеты. То есть порядок уже появляется.

Да, национальные проекты очень важны. Но это только часть большой работы в дополнение к тому, что должно делаться в текущем режиме. Просто это фокус, который позволяет получить дополнительные ресурсы для решения дополнительных задач. Результат, конечно, должен быть виден по совокупности всех мероприятий. Заваливать текущие задачи в пользу национальных проектов нельзя. Я коллег очень четко на это ориентирую.

— Как вы сейчас выстраиваете отношения с бизнесом, с тем же Магнитогорским металлургическим комбинатом? Встречались ли вообще с крупным бизнесом, который играет значительную, определяющую роль в уральском регионе, особенно на Южном Урале?

— Я со многими уже встретился. Конечно, все, кто работает в области, заинтересованы в развитии региона, но здесь нужно уметь работать вместе и эффективно. Крупная промышленность является частью таких сил. Здесь должен быть баланс интересов, компромиссов. Сейчас есть национальные цели и задачи, озвученные президентом, надо обращать на это внимание. Крупные промышленные предприятия в этом должны участвовать. Это вполне понятно и естественно. Я считаю, у нас есть потенциал, к примеру, по получению дополнительных заказов в машиностроении, использованию тех площадей, которые не в полной мере загружены.

Без громких заявлений

— В 2020 году в Челябинске должны пройти саммиты ШОС и БРИКС. Как идет сейчас подготовка?

— По всем объектам ведется работа. Я постоянно занимаюсь этим вопросом. Сразу оговорюсь: все делается для жителей области, для жителей Челябинска и челябинской агломерации. Будет улучшение улично-дорожной сети, благоустройство, ремонт фасадов, освещение... В общем, там большое количество мероприятий, которые позволят сделать областную столицу более комфортным и опрятным городом. Гости приедут и уедут, а это все делается для жителей, для того чтобы было комфортно и удобно жить.

— Недавно произошел пожар в одной из башен строящегося Конгресс-холла. Как это повлияло на подготовку?

— Никак. Эта башня не будет задействована в мероприятиях саммита. Как и весь Конгресс-холл. Пока нет инвесторов, а финансовая нагрузка на бюджет достаточно существенная. Предлагается выделить средства из областного бюджета, но у меня нет уверенности, что это правильное решение, учитывая те задачи, что перед нами стоят, и необходимость консолидации ресурсов для их решения. Я считаю, что для такого рода проектов точно должны быть инвесторы, но их нет.

— То есть вы считаете обременительной для бюджета нагрузку в части подготовки к саммитам ШОС и БРИКС и что без привлечения внешних инвесторов этот процесс может быть сорван?

— Погодите. Если мы говорим про Конгресс-холл, то он никак не участвует в мероприятиях саммита. Это отдельная история. По всем остальным объектам ведется работа, в том числе за счет инвесторов.

Кое-где есть вопросы, но, надеюсь, мы увидим в ближайшее время ту динамику, которая позволит нам точно сказать, что все в порядке, что никаких сомнений в том, что мы успешно и качественно проведем эти саммиты, у нас нет.

— Чтобы поставить точку по Конгресс-холлу. Его строительство будет заморожено до появления инвестора?

— Я бы сейчас не делал громких заявлений по Конгресс-холлу. Я продолжаю изучать эту ситуацию с разных сторон. Пока решения еще нет. Но свои мысли по этому поводу я вам высказал. Выводы сделаем чуть позже.

— Люди, занимающиеся подготовкой к саммитам, пока меняться не будут? Увольнять ответственных не планируете?

— Я пока работаю в той системе координат, которая есть, но уже принимаются отдельные решения в части конкретной ответственности за конкретный объект. Мне каждый день приходит информация о строительной активности на объектах: сколько человек, сколько техники, что происходит, скидывают каждый день фотографии. Я дал команду везде камеры поставить. Я приезжаю на объекты, зову не только начальников, но и строителей. Общаемся. Работаем по этому направлению.

Федеральный бэкграунд

— Всегда интересно услышать мнение людей, которые из федеральных чиновничьих кабинетов приезжают в регионы. Получается, что вы в ранге замминистра давали поручения себе же как главе региона. Не сожалеете о каких-то решениях?

— Работа губернатора совсем другая, здесь своя специфика по сравнению с министерством. Министерство энергетики активно работает с регионами, всегда исходит из необходимости помогать решать проблемы регионов. Здесь у меня нет нестыковок, недопонимания.

Что же касается моей работы в министерстве, то федеральный бэкграунд важен. Он дает не только прямые контакты, но и понимание картины, ситуации в общем. Каждый губернатор радеет за свой регион, но когда ты видишь всю картину в целом, то в последующем это помогает принимать более правильные, взвешенные решения и не стучаться в те двери, которые точно никогда не будут открыты.

В Челябинской области я решал определенные вопросы. В частности, мы в рамках импортозамещения запускали несколько производств для нефтегазовой сферы, я это все продвигал, продолжаю делать то же самое. Мы и в дальнейшем будем активно работать со всеми федеральными органами власти, в том числе и с Министерством энергетики РФ. И это уже происходит. Например, я уже попросил своих коллег из министерства заняться вопросами газификации.

— Вы обучались в РАНХиГС. Проходили ли проверку на стрессоустойчивость, когда кандидаты ложились под танк и прыгали со скалы?

— Когда мои коллеги прыгали со скалы, в это время была российская энергетическая неделя — большой энергетический национальный форум. Поэтому со скалы я не прыгал.

— Вы осознанно решили вернуться в регион и получить опыт работы "на земле"?

— Это осознанный выбор, новый уникальный опыт. А как у рожденного на Южном Урале и выросшего здесь, есть внутренняя потребность в том, чтобы сделать полезное, нужное, важное именно в родном регионе.

https://tass.ru/interviews/6382407

Ключевые теги: Текслер, интервью, Челябинская область, врио губернатора.

Нашли ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!
-0+
{shuffled_0}

Комментарии (0)

Комментариев еще нет. Вы можете написать первый.

Добавить комментарий

Обратите внимание, что комментарии проходят предварительную модерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления (даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами). Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
 
Представьтесь, пожалуйста:
 
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
color
|
hide
quote
translit
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Введите код:
Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь с политикой конфиденциальности.

Обсуждаемые новости