Реклама на сайте|Обратная связь Четверг, 19 сентября, 01:34
Регистрация на сайте
Авторизация
+ Добавить Новость
Город Online
Город OnLine
Расписание автотранспорта
Архив новостей

Показать/скрыть

Сентябрь 2019 (179)
Август 2019 (290)
Июль 2019 (266)
Июнь 2019 (239)
Май 2019 (239)
Апрель 2019 (303)
| Новости » СМИ

Анатолий Шевченко: «Бобби Халлу я всё объяснил жестами»

Досье. Анатолий Егорович Шевченко. Родился 27 мая 1937 года в Новосибирске. Судья Всесоюзной и международной категории по хоккею. Лайнсмен № 1 в высшей лиге СССР с 1975 по 1980 год. Главный арбитр матчей высшей лиги СССР с 1980 по 1982 год. Ветеран атомной промышленности и энергетики. На Производственном объединении «Маяк» работал с 1973 по 2005 год в отделе главного энергетика радиохимического завода.


Мысли вслух Анатолия Шевченко


Анатолий Шевченко: «Бобби Халлу я всё объяснил жестами»

1983 год. Возвращаюсь в Озёрск из Свердловска на рейсовом автобусе с очередного хоккейного матча. И вдруг я понял, что прошедший матч и этот автобусный рейс — последние в моей долгой карьере хоккейного арбитра. Неужели мне больше не понадобится большая спортивная сумка с судейской формой? Мелькнула мысль: а смогу ли я без хоккея, как часто буду видеть Виктора Домбровского и Юрия Смирнова (судьи из «бригады № 1» по рейтингу советских хоккейных арбитров в 1975–1980 годах, в состав которой входил и Анатолий Шевченко — прим. автора), знаменитых хоккеистов и легендарных тренеров, коллег по судейскому корпусу? Смогу ли жить без гула переполненных трибун и предстартового волнения, без множества поездок и перелётов за хоккейный сезон, встреч и расставаний в нескончаемой веренице городов на огромном пространстве советской страны? В общем, всего того, что стало частью жизни на протяжении почти 30 лет. Как ни горько, но с судейством на самом высоком уровне пора подводить черту…


О шансах «Трактора», не засчитанной шайбе «Динамо» и ударе коньком Белова


С Анатолием Егоровичем Шевченко я встретился на следующий день после проигранного матча «Трактором» в Омске «Авангарду» в финальной серии Кубка Гагарина в Восточной конференции Континентальной хоккейной лиги.


— Что можно сказать о судействе, когда «авангардовец» Белов бьёт коньком лежащую на льду «звезду» челябинского хоккея Евгения Кузнецова, когда не засчитывается шайба в ворота «Динамо» в овертайме со СКА, о сверх импульсивном поведении тренера армейцев Милоша Ржиги, шансах «Трактора» завоевать Кубок Гагарина? Можно ли сравнить уровень судейства в хоккее в советское время и сейчас? — спрашиваю Анатолия Шевченко.


— Мне кажется, что «Трактор» в этом сезоне уже «наелся» хоккеем и шансов завоевать Кубок Гагарина у него практически нет, — размышляет Анатолий Егорович. — Невооружённым взглядом видно, что хоккеисты морально и физически устали. Удар Белова — это подлость. Я представляю, какое давление сейчас оказывается на арбитров со стороны судейской коллегии России во главе с господином Поляковым. В российский хоккей наряду с жесткостью пришла и жестокость. Виктор Домбровский без сомнения удалил бы Белова до конца игры и ещё бы поставил вопрос о его дисквалификации до конца серии. А сегодня что получается? Армеец из Питера Семёнов получает 5 минут штрафа и удаляется до конца игры. Но выходит на следующий матч. Сегодня у меня это не укладывается в голове. Ржига посылает судей туда, куда Макар телят не гонял. Разве это красит хоккей и тренера? Даже при том, что СКА, я считаю, чисто забил шайбу в ворота «Динамо» в овертайме первого матча. Сердцем понимаю, что судьи сегодня дают играть в более раскованный хоккей потому, что зритель идёт на шоу. Но во всём должны быть рамки приличия…


Считаю, судить стало легче, поскольку разрешено больше силовой борьбы. Однако, к сожалению, далеко не все арбитры умеют проводить четкую грань между жесткими, в рамках правил, единоборствами и грязными, запрещёнными приемами. Отсюда и частые ошибки, приводящие к выяснению отношений между хоккеистами с помощью кулаков. В последнее время изменилась система подготовки рефери. Похвально, конечно, что судейство переходит на профессиональные рельсы. Беда в том, что не все арбитры отказываются от основной работы. Хотя очевидно, что она мешает готовиться к играм, проводить их на качественном уровне. Некоторые судьи порой не успевают переехать из одного города в другой. Словом, современным профи зачастую не хватает профессионального отношения к судейским обязанностям. Отсюда и нередкие претензии к ним и к арбитражу в целом. Канадские профессионалы после встреч в знаменитых Суперсериях 70-х годов с советской командой взяли из нашей игры лучшее — динамику, тактический рисунок. А мы, к сожалению, почерпнули у канадцев грубость и хамство. Раньше было видно, как игроки дорожат шайбой, а теперь просто вбрасывают в зону и бегут за неё бороться. Международная хоккейная федерация принуждает нас идти по верному пути. При новой трактовке правил техничным и ярким игрокам стало легче. Становится меньше драк, потому что за них стали строже карать. Вообще хоккейные драчуны — это больные люди. Хоккей любят не за драки, а за красоту комбинаций и интригу состязания…


Путёвку в арбитры мне выдал Юрий Карандин


Анатолий Шевченко родился в Новосибирске. Канадский хоккей пришёл в Советский Союз сразу после Великой Отечественной войны. Ни о каких хоккейных коробках для нового вида спорта в те далёкие годы в сибирском городе даже и не думали.


— Мне было 12 лет, — вспоминает Анатолий Егорович, — когда я увидел на Центральном стадионе Новосибирска, что такое «канадский хоккей». Подражая взрослым, мы — мальчишки, сделали какие-то деревянные крючки, похожие на клюшки. Стоять на коньках и делать первые финты учились также у взрослых. Ведь в то время не было никаких хоккейных школ и секций. Наверное, у меня неплохо получалось. В 17 лет уже играл за сборную молодёжную города и меня, благодаря хоккею, взяли на завод, который входил в систему атомной отрасли. Команда завода называлась «Химик», а в 1965 году была преобразована в новосибирскую «Сибирь».


Отслужив в армии, Анатолий Шевченко ещё год играл за тюменский «Геолог» в классе «Б» советского хоккея. Но скоро к Анатолию пришло понимание, что великим игроком он не станет и надо искать новый путь в жизни.


В начале 60-х годов в центральной прессе всё чаще стала звучать фамилия молодого новосибирского арбитра Юрия Карандина, вошедшего впоследствии, наравне с Виктором Домбровским, в «золотой фонд» советских судей по хоккею. Случайная встреча с Юрием Карандиным определила дальнейшую судьбу Анатолия Шевченко. В 1964 году Анатолий Шевченко вышел на хоккейную площадку в качестве арбитра. Судил все матчи подряд, куда бы не приглашали. Необходимо было набраться профессионального опыта. К концу 60-х годов молодой арбитр уже обслуживал игры класса «А». Впереди только высшая лига советского хоккея, где играли ЦСКА, «Динамо», «Спартак», «Трактор». В 1973 году Анатолий Шевченко переезжает из Новосибирска в Озёрск…


Бобби Халлу я всё объяснил жестами…


С середины 70-х годов хоккейная судейская бригада из Челябинска (об Озёрске тогда мало кто слышал и знал — прим. автора) — главный арбитр Виктор Домбровский и два лайнсмена, линейные арбитры Юрий Смирнов и Анатолий Шевченко, прочно занимают первую строчку в рейтинге лучших в Советском Союзе. Десятки матчей за сезон, начиная от международных турниров «Советского спорта» накануне первенства СССР, турнира «Известий» и заканчивая последними матчами первенства страны. В месяц — 5–6 игр.


Как в то время Анатолию Шевченко удавалось работать на Производственном объединении «Маяк» и почти еженедельно судить хоккейные игры в разных городах Советского Союза?


«Ответ простой, — говорит Анатолий Егорович, — в стране было идолопоклонство перед хоккеем. Болельщики не только знали наизусть составы команд, но и тренеров и весь судейский корпус. Нашу судейскую бригаду легко узнавали в любом городе, аэропорту, вокзале, гостинице. И не было разницы между популярными артистами и нами. Потому, что хоккей в Советском Союзе был спортом № 1. Точно также этот вид спорта был популярен и на «Маяке». Директор радиохимического завода Михаил Васильевич Гладышев и мой добрый старый друг Евгений Иванович Алдонин делали всё, чтобы у меня не было проблем с еженедельными командировками. Но в 1977 году, когда пришел вызов на Чемпионат мира по хоккею в Финляндию, оказался бессилен и директор завода. «Первый отдел против, — как бы извиняясь, сказал Михаил Васильевич, — страна-то капиталистическая. Мало ли что может с тобой произойти»…


В памяти Анатолия Егоровича остались очень многие моменты матчей, которые запомнились на всю жизнь. Одно из самых ярких воспоминаний — матч СССР — Канада (Канаду представляла команда «Виннипег Джетс» из Всемирной Хоккейной Ассоциации — прим. автора) на приз «Известий» в 1976 году.


«Впервые в СССР приехал профессиональный канадский клуб «Виннипег Джетс», — вспоминает Анатолий Егорович. — Интерес к команде Бобби Халла был огромный. Клуб из Виннипега был первым, где в большом количестве появились европейцы (в чемпионате ВХА 1976–1977 годов за «Виннипег Джетс» играли восемь шведов и два хоккеиста из Финляндии — прим. автора). Однако в официальных протоколах турнира команда называлась «Канада». Мне тогда посчастливилось судить 4 игры, в том числе 3 с участием Бобби Халла, как говорится, легенды мирового хоккея всех времён и народов.


Бобби Халл… Он как-то абсолютно не вписывался в типичное представление о хоккеисте. Просто какой-то невероятный персонаж, не такой, как все другие хоккеисты, не такой, как наши «мега-звёзды». Не лучше или хуже — просто другой. С мощнейшим броском и филигранной техникой. Бобби Халл был игроком из другой Вселенной.


«В матче СССР — Канада шведский судья Карлссон пропустил стычку между игроками, — вспоминает Анатолий Шевченко. — Линейный судья не имеет права останавливать игру. Тем не менее, я это сделал. Ко мне подъезжает Бобби Халл и пытается выяснить, что же произошло. Я ему жестами объяснил: канадец должен быть удалён за удар соперника рукой, советский игрок — за задержку соперника клюшкой. Бобби Халл утвердительно кивнул головой и сказал: «О’кей». Когда после турнира я вернулся на завод, то ребята долго выспрашивали, о чём я так мирно беседовал с Халлом, не зная английского? (именно этот момент показывали в программе «Время» — прим. автора). Я ответил, что язык хоккейных жестов понятен абсолютно всем…


Коньки на гвоздь не повесил


В 1983 году Анатолий Шевченко закончил карьеру хоккейного арбитра на высшем уровне. Но продолжал судить игры в Уральском регионе, помогал профессионально расти молодым судьям. И даже в этом сезоне Анатолий Егорович обслуживал игры среди юношей на первенство Челябинской области. «Пока ноги работают, я — действующий судья», — улыбается знаменитый хоккейный арбитр.


Мы много говорили с Анатолием Егоровичем о великих советских хоккеистах, о гробовой тишине на играх, когда в «Лужники» приезжал Леонид Брежнев, о хоккейных «хулиганах» на площадке и великих тренерах, которые «решили» судьбу многих хоккейных судей. Но это уже другая история…


Мысли вслух Анатолия Шевченко


Я — хоккейный арбитр. Это нервное напряжение и физические нагрузки, концентрация и ответственность за каждое принятое решение. Но я счастлив, что есть такая игра, как хоккей…


Андрей Краснов

Нашли ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!
-0+
{shuffled_0}

Комментарии (0)

Комментариев еще нет. Вы можете написать первый.

Добавить комментарий

Обратите внимание, что комментарии проходят предварительную модерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления (даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами). Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
 
Представьтесь, пожалуйста:
 
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
color
|
hide
quote
translit
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Введите код:
Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь с политикой конфиденциальности.

Обсуждаемые новости