Реклама на сайте|Обратная связь Четверг, 14 декабря, 07:09
Регистрация на сайте
Авторизация
+ Добавить Новость
Город Online
Город OnLine
Акция «Техника безопасности»
Расписание автотранспорта
Архив новостей

Показать/скрыть

Декабрь 2017 (137)
Ноябрь 2017 (311)
Октябрь 2017 (351)
Сентябрь 2017 (356)
Август 2017 (372)
Июль 2017 (252)
Студия визуальных решений «Ника»
| Новости » Не про Озерск, но интересно

Развал в разгар перемен

Анатолий Степанович Долгов: Именно августовские события дали мощный толчок к развалу Союза и дальнейшему унижению России на международной арене.

Сковородки вместо ракет

– Анатолий Степанович, те три дня августа 91-го вся страна жила в тревожном ожидании. Все гадали, кто возьмёт верх – глава путчистов, один из идеологов создания ГКЧП (Государственного комитета по чрезвычайному положению) Геннадий Янаев или команда демократов под руководством Бориса Ельцина. С той и другой стороны по городам и весям шли указы, противоречащие один другому. Вы были в то время у руля городской власти, и вам надо было принимать решение.

Начну с того, что на ту пору шёл шестой год пресловутой горбачёвской перестройки, которая стартовала с апрельского партийного пленума ЦК КПСС в 1985 году...

– Но тогда, в апреле, её ещё не называли «пресловутой». Напротив, возлагались большие надежды на нового, в кои-то веки молодого руководителя большого государства.

Да, на фоне «кремлёвских старцев» он выглядел предпочтительно: говорил без бумажки, охотно общался с народом. Мы поверили, что благодаря ему страна наконец-то выйдет из застоя, одолеет косность, бюрократизм, станет открытой остальному миру.

– А когда насторожились, когда осознали, что управление страной принимает странный оборот?

Да буквально на второй год. Первым делом под удар попали предприятия оборонной сферы, на которых стала внедряться так называемая конверсия, то есть переориентация отраслей военно-промышленного комплекса на выпуск гражданских товаров. Вместо высокоточной, прогрессивной продукции для армии стали изготавливать чайники, сковородки, радиоприёмники... Снижались темпы производства и в других значимых отраслях. Относительно нашего города это, кроме радиозавода, коснулось и машиностроительного завода. Рвались десятилетиями наработанные связи с предприятиями-смежниками, отраслевыми главками. Если ещё недавно с нас, партийно-советских работников, спрашивали за каждый упущенный плановый процент, то в тот период, как оказалось, это никого не интересовало. На встречах с коллегами на совещаниях в области мы, первые руководители на местах, обменивались мнениями и приходили к неутешительному выводу – страна под руководством Горбачёва гребёт куда-то не туда.

Аэродром на Красной площади

– Наверное, не Горбачёв руководил, а им руководили. Скорее всего, «лоцманы» с другого материка?

Сегодня уже ясно, что страна попала тогда под «внешнее управление». Подтверждение тому – переговоры в Рейкьявике с Рональдом Рейганом, продажа Японии 60 миль морской территории...

– Причём за сто тысяч долларов лично Михаилу Сергеевичу, которые он «забыл» в своём сейфе...

Продлись его правление чуть дольше, мы бы и Курильские острова отдали за бесценок. Думаете, за что ему дали Нобелевскую премию мира? Да за то, что чуть было не пустил по миру собственную Родину! А постыдный для нас прилёт Матиаса Руста, который посадил свою «Сессну-172» на Красную площадь, помните?

– Конечно, даже анекдот тогда ходил. Иностранец закуривает на Красной площади. К нему подходит милиционер: «Здесь курить нельзя!» Тот гасит сигарету: «О, я понимайт, – аэродром, аэродром!»

Этот полёт был спланирован. Даже провода на подступах к площади срезали по указке Горбачёва, чтобы самолёт не зацепился. Руста вели от самой границы, военные запрашивали команду сбить воздушного лазутчика, но её не поступало. Потом стало известно, что Генсек запросил у министерства обороны все свободные коридоры, по которым можно было беспрепятственно пролетать.

– И для чего была нужна эта провокация?

Чтобы под благовидным предлогом (не усмотрел, пропустил!) снять сильного, самостоятельного министра обороны – маршала Соколова...

– Но вернёмся к 19 августа...

Я даже помню, какая была погода в тот день – солнечная и ясная... Пришёл утром на работу. Набираю как обычно номера областных телефонов – узнать, нет ли совещаний, получить ценные указания. Тишина. Ни один номер завотделом или инструктора-куратора не отвечает. Особенного значения не придал: может, всех собрали в актовом зале по злободневному вопросу? Или со связью проблемы. Часов в десять утра прибегает ко мне председатель горисполкома Виктор Фёдорович Архипов: «Анатолий Степанович, звоню в облисполком, никто не отвечает! Что-то случилось!» И тут поползли слухи, почерпнутые из западных радиостанций: в Москве неспокойно! К полудню заговорило центральное радио: в столице со- здан ГКЧП – Государственный комитет по чрезвычайному положению, и возглавляет его вице-президент СССР Геннадий Янаев. Цель – спасение страны от дальнейшего развала. Западные же голоса твердили: в Советском Союзе произошёл государственный переворот с попыткой отстранения от власти законно избранного президента.

– Горбачёв в то время отдыхал в Форосе и будто бы ничего не знал о заговоре, и даже телефоны его были отключены.

Это его обычная манера: при возникновении острых ситуаций он самоустранялся, уходил в тень, всячески демонстрируя свою непричастность к ним. На самом деле всё он знал и если не руководил процессом, то был в курсе до самых мельчайших подробностей. Забегая вперёд, скажу: есть подозрения, что в заговоре против СССР он был на пару с Ельциным. Но 19 августа многие восприняли создание ГКЧП как назревшую необходимость по предотвращению распада страны. А уже к вечеру появились сведения, что в Москве активно действуют силы по противодействию антиконституционному перевороту.

Партизанщины не допустили.

– Вы лично к какой стороне склонялись – коммунистической или демократической?

Вы меня спрашиваете, как в фильме про Чапаева: «А ты, Василий Иванович, за коммунистов али за большевиков?» И в нашем случае это одно и то же. Из кого вышли демократы? Из тех же коммунистов- большевиков. Так вот я не относил себя к сторонникам ГКЧП, вызывали сомнения и чересчур популистские заявления Ельцина. Моё отношение к Горбачёву вам уже известно. И при ГКЧП, и при Горбачёве мы, низовое советское звено руководителей, были прежде всего озадачены одной проблемой – обеспечением жизнедеятельности как городской структуры, так и всего промышленного комплекса (а в Кыштыме он был на ту пору внушительный). И с этой задачей мы справились. Хотя, не скрою, были ходоки с провокационными предложениями: собрать народ на площади, выслушать мнения, принять резолюцию. Я в ответ спрашивал: «А вы обладаете полной информацией о том, что происходит? Нет? Вот и я нет. Так с чем мы выйдем к народу?! Да и полномочий у нас нет проводить подобные сходки». В любом деле, особенно политическом, надо проявлять спокойствие, терпение и выдержку. И никакая партизанщина в данном случае недопустима.

– А позднее, когда под маской демократических преобразований уже другие заговорщики развалили Советский Союз, не появилось ли у вас запоздалое сожаление: вот если бы все мы тогда поддержали ГКЧП…

Если честно, то какое-то время было такое ощущение. В документах Госкомитета декларировались важные моменты общественной и политической жизни страны. Не упускались и социальные аспекты. А самое главное – в них шла речь о единстве народов Советского Союза. И это совпадало с мнением населения страны. Как вы знаете, на референдуме более 60 процентов высказались за сохранение СССР. Но в Беловежской пуще «заговорщики», как вы их назвали, от этого мнения отмахнулись. Своими подписями Ельцин, Кравчук и Шушкевич скрепили вынесенный ими же приговор великой державе. А что касается ГКЧП... Вряд ли продекларированные благие пожелания персонажей этого Госкомитета оказались бы выполнены. Это уже по-нашему: говорим одно, пишем второе, а делаем третье.

Нас любили только слабыми

– Как бы то ни было, но три августовских дня завершились относительно благополучно. Большой крови не пролилось, хотя в Москве на Манежной площади погибли три человека.

Вот тут вы сильно ошибаетесь. Именно августовские события дали мощный толчок к развалу Союза и дальнейшему унижению России на международной политической арене. Хотя началось всё, как я уже говорил, с 1985 года, с заявленной Горбачёвым перестройки. А в 91-м пролилась первая кровь, которая продолжает литься по сей день... Отмечу один парадокс: когда мы были слабыми, нас любили, благосклонно похлопывали по плечу и... продолжали унижать. Но стоило нам подняться, заявить о себе, как на нас ополчились прежние «друзья» и «партнёры». Никому не нужна сильная Россия. Она нужна только нам. И, видимо, на роду так написано: опускаться до самого дна, оттолкнувшись, вновь подниматься и заявлять о себе, что мы есть и остаёмся великой державой, со всеми неожиданными для нас самих политическими поворотами.

Из биографии:

Анатолий Степанович Долгов. Родился в Тамбовской области 14 мая 1946 года. Имеет три высших образования: Иркутский политехнический институт, специальность – «Технология электрохимических производств», Уральский политехнический институт – организатор производства и строительства, Свердловская высшая партийная школа. Работал начальником цеха электролиза в Пышме, главным инженером, а затем директором Кыштымского медеэлектролитного завода, первым секретарём горкома КПСС (1982-1989 годы). Председатель Малого Совета депутатов, глава администрации Кыштыма до 1 января 1997 года.

Михаил Светлов

http://www.kr74.ru

Развал в разгар перемен

Ключевые теги: ГКЧП.

Нашли ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!
-0+

Комментарии (1)

Гость,

То, что ошибок было много сделано, факт. Но ведь кто взялся жизнь переустраивать, систему политическую и экономическую? Те же коммуняки. А они откуда знали, как надо? И хвала им, что хватило решимости. Хотя по незнанке дров наломали. А опрашивать Долгова, я считаю, глупо. Всю жизнь от КПСС кормился, так мог ли он что-то другое наговорить? Сейчас он должен чувствовать себя очень даже комфортно. Кругом опять враги, и вне и внутри. Как раз его время опять наступило.

Добавить комментарий

Обратите внимание, что комментарии проходят предварительную модерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления (даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами). Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
 
Представьтесь, пожалуйста:
 
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
color
|
hide
quote
translit
Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь с политикой конфиденциальности.
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Введите код:

Обсуждаемые новости