Реклама на сайте|Обратная связь Четверг, 21 ноября, 14:32
Регистрация на сайте
Авторизация
Город Online
Город OnLine
Расписание автотранспорта
Архив новостей

Показать/скрыть

Ноябрь 2019 (162)
Октябрь 2019 (258)
Сентябрь 2019 (294)
Август 2019 (290)
Июль 2019 (266)
Июнь 2019 (239)
| История края

ВНИПИЭТ: «Это наша с тобой биография»

Они не опускались в глубины океана и не покоряли космические пространства, не летали на сверхзвуковых самолетах и не открывали богатые месторождения полезных ископаемых. Но все-таки эти люди принадлежат к поколению покорителей. Без их проектов и разработок не появилось бы многих важных для страны объектов.

19 августа отметит свой 60-летний юбилей известная в Озерске и за его пределами проектно-изыскательская организация - ВНИПИЭТ. Основная специализация института: проектирование зданий, сооружений, инженерных сетей и дорог, разработка градостроительной документации, инженерно-геологические изыскания, топографо-геодезические и картографические работы для капитального строительства, обследование технического состояния зданий и сооружений, конструирование нестандартизированного оборудования, механизмов и приспособлений для предприятий Росатома и ЗАТО Урала.

Предлагаем в преддверии юбилейной даты ознакомиться с серией воспоминаний сотрудников ВНИПИЭТ, работавших в этой организации в разные годы. Именно читая живые и яркие воспоминания, можно глубже узнать и прочувствовать моменты настоящей истории Озерска.

Бочкарева Раиса Григорьевна: «Мы немножко жили при коммунизме".

ВНИПИЭТ: «Это наша с тобой биография»

После окончания ЛИСИ в 1952 году мы, молодые специалисты А.И. и Р.Г. Бочкаревы, были приняты на работу в ЛГС (ВНИПИЭТ) самим Гутовым А.И. – директором, героем соцтруда.

Александр Иванович в БКП-2 (промышленное), а я в БКП-6 (городское).

Прошло 10 месяцев и в 1953 году А.И. Бочкарева – тогда ещё молодого специалиста в составе коллектива опытных проектировщиков выдвигают на работу в научную организацию. Располагалась она в Сунгуле Каслинского района Челябинской области, я в декретном отпуске у родителей в Сочи – родился сын Сергей. Родители заволновались – командировка А.И. Бочкарева должна была длиться один год.

Мы с ним созвонились, назначили встречу в Москве, в аэропорту. Так я с малюткой около двух месяцев – первый раз летела на самолете. В гостинице «Москва» мест, конечно, не было, но требовательный крик маленького Сережи подействовал на администратора – дала номер «люкс» на сутки.

Потом мы с сыном поехали в Ленинград, где снимали страшно неблагоустроенную квартиру, а муж в Сунгуль. Через три месяца он возвратился в отпуск, а обратно уже ехали втроем. Вагон был плацкартный, всё было переполнено, и мы целый час ехали стоя, ребенка разрешили положить на вторую полку, на краешек.

В дороге мы перешли в купейный вагон. В Свердловске нас встречали. Мы с Сережей в кабине грузовика, а муж в кузове – прибыли на место к вечеру. Сережу - в ясли, я - на работу.

А.И. Бочкарев руководил группой молодых специалистов (они приехали на 10 дней позже нас). Тема их научной работы – очистка слабоактивных стоков химкомбината «Маяк». Там мы встретились с Николаем Владимировичем Тимофеевым-Ресовским (знаменитым ученым, который занимался вопросами радиационной генетики и руководил биофизическим отделом) и профессором С.А. Вознесенским (руководителем радиохимического отдела). Наш пятимесячный сын пожимал им руки.

Руководил лабораторией «Б» (ныне РФЯЦ - ВНИИТФ) Г.А. Середа, доктор наук.

В декабре 1953 года нас перевезли в Челябинск-40 в выездную бригаду ЛГС к Г.Н. Локтеву. А вскоре и Г.А. Середу с частью научных сотрудников перевели в Челябинск-40 в Центральную заводскую лабораторию.

Так вот жизнь в Сунгуле была на уровне коммунизма: 2-х этажный особняк-гостиница на нас троих, на балконе прыгают белки, у крыльца - грибы, в 50-ти метрах - озеро с рыбой, несколько коттеджей и кругом уральский ни с чем не сравнимый лес. Яхта в распоряжении мужа!

Питались все сотрудники без денег, по бумажкам. Каждый писал свою фамилию и меню по желанию на завтра. Могли брать продукты домой – все это без росписей и печатей. Потом, когда приходили деньги из Ленинграда или Москвы, все подсчитывалось и оплачивалось. Не приходили – жили и дальше по бумажкам. Бывало, что забудем заказать обед на завтра. Нам

позвонят вечером и очень вежливо предложат сделать заказ. Или позвонят и пригласят зайти за фруктами или другим дефицитом, который делили на всех сотрудников. Все от мала до велика друг друга приветствовали при встрече.

В ноябре 1953 года мы с мужем и сыном Сережей поехали в Ленинград менять командировочное удостоверение. Возвращались через Свердловск, нас встретил начальник I отдела Сунгуля на ГАЗ-69 ("козлике"). Это было утром. Мы проехали меньше половины пути, и началась пурга. Дорогу занесло, мужчины постоянно ее чистили и ехали дальше. Снег вконец завалил дорогу, мы заблудились и попали на поле. Около часа пытались ехать, все больше и больше чистили путь. Помочь было некому. Начальник был уверен, что нас ищут, так как мы вовремя не приехали. Начало темнеть, он стал стрелять из своего нагана. Но все напрасно. Как выяснилось потом, нас встречали, но не нашли. Кое-как вылезли с поля на дорогу и метр за метром после расчистки двигались вперед. Проехали деревню и снова основательно застряли. Нам навстречу пробивались люди и советовали: "Бросайте машину, как мы, идите обратно в деревню, иначе замерзнете".

Машину бросать нельзя, в ней какие-то железные чемоданы с секретными документами, аппараты и маленький ребенок. Три километра до деревни мы возвращались 6 часов. Нас всех пустили в первую же избу. За время пути мы не ели, не пили, ребенка не разворачивали. Утром начальник дозвонился до Сунгуля, выслали трактор, и мы к ночи прибыли. Мы ехали, таким образом, от Свердловска до Сунгуля около дву суток. Нас встречали, свет в коттеджах горел, никто не спал. У гостиницы несколько жителей принесли нам еду, лекарства, теплые вещи. Утром пришла врач, осмотрела нас и направила в медчасть, в стационар, чтобы успокоить нас, поддержать. Никогда не забудем, с какой теплотой и заботой к нам отнеслись.

Прошло несколько лет, я еду в командировку из Челябинска-40 в Сунгуль на газике. Дороги к ним хорошей еще не было. Застреваем. Сзади в машине сидел главный энергетик Сунгуля и сказал: "Это еще пустяки, вот в 53 году у нас случай был страшный. Женщина с ребенком чуть не замерзли в пути, в пургу". Я поворачиваюсь к нему и говорю: «Это была я…»

Воспоминания бывшего главного инженера Уральского отделения ВНИПИЭТ

Юрия Александровича Бурневского.

ВНИПИЭТ: «Это наша с тобой биография»

Воспоминания об Уральском отделении ВНИПИЭТ пишу во второй раз. Первый раз я это делал в 2001 году, когда работал в Головном институте ВНИПИЭТ и принимал участие в аналогичной работе над книгой, которая вышла под названием: «ВНИПИЭТ: годы свершений». Рассказать о работе выездной бригады, на базе которой был образован Уральский филиал ВНИПИЭТ, считаю своим долгом.

Первым руководителем выездной бригады проектировщиков в 1947 году стал Э.О. Старобин, которого в том же году сменил Г.Н. Локтев, переведенный из Ленинграда на постоянное место жительства в Челябинск-40.

Георгий Николаевич Локтев руководил выездной бригаде проектировщиков с 1947 по 1954 г. Это был незаурядный человек, блестящий организатор, требовательный руководитель и прекрасный инженер-практик. Если говорить об участии проектировщиков нашего института в становлении отрасли, то не ошибусь, если скажу, что на его долю выпал самый трудный, самый ответственный и самый напряженный участок работы за всю историю института. Сейчас кажется невероятным, как можно было за такой короткий срок построить на комбинате такое огромное количество сложнейших объектов, которые впервые строились в нашей стране:

- первый промышленный реактор 1947-48гг (завод 156 здание 1);

- второй промышленный реактор 1948-49гг (завод 24 здание 301);

- третий промышленный тяжеловодный реактор 1949-51гг (завод 37 здание 401);

- четвертый промышленный реактор 1950-51гг (завод 24 здание 601);

- пятый промышленный тяжеловодный реактор 1953-55гг (завод 37 здание 401А);

- радиохимический завод Б и комплекс хранилищ жидких высокоактивных отходов и самая высокая на Урале железобетонная труба высотой более 150 м – 1947-49 гг.;

- в эти же годы на заводе 156 были построены и введены в действие еще два реактора здания 501 и 701.

Трудно поверить, но уже в конце 1948 года на первый радиохимический завод поступила на переработку первая партия «продукции» с первого атомного реактора. А в августе 1949 года произведено испытание первой Советской атомной бомбы. В 1953 году в таком же темпе было начато строительство дублера радиохимического завода (завод 35) и комплекса сооружений здания 188 (завод 45).

Вот такие были темпы строительства. На стройке тогда работало 45000 строителей (вольнонаемные, военные строители, заключенные).

Необходимо также напомнить, что все эти гигантские свершения происходили в стране, которая еще не оправилась от страшной по потерям войны. Когда еще не было ни Атоммаша, ни других специализированных машиностроительных заводов по изготовлению оборудования, предназначенного для атомной отрасли, и когда впервые изготовленное сложное оборудование приходилось монтировать практически с колес, так как на его обкатку и приемку не было времени.

В проектировании всех этих объектов кроме ГСПИ-11 принимало участие большое количество проектных и конструкторских организаций, но наш институт был генеральным проектировщиком и калькодержателем генпланов всех этих объектов, очень много проектной документации разрабатывал собственными силами и нес ответственность за все промахи и недоработки проектов, а их было много. Кроме этого строители, когда срывают сроки, и раньше и теперь, всегда пытаются переложить вину на проектировщиков (поздно поступили чертежи, некомплект, ошибки и т.д.). А какие сроки устанавливались строителями, я привел выше – год-полтора на объект. Было что срывать. Вот теперь представьте, как трудно приходилось выездной бригаде дорабатывать, или перерабатывать проекты, вносить в них изменения и дополнения, отвечать на технические вопросы и достойно представлять институт. Но труднее всех приходилось Георгию Николаевичу

Локтеву, так как он был участником всех оперативок и первым держал ответ и принимал «удар» на себя.

В то время оперативки проводились на всех строящихся объектах, и в день ему приходилось принимать участие в 2-3 оперативках. А проводили оперативки очень крутые руководители: начальник первого главного управления при Совете Министров СССР генерал Б.Л.Ванников; его заместитель генерал А.П. Завенягин; директор комбината генерал Музруков; главный инженер комбината Е.П. Славский; начальник строительства генерал М.М. Царевский; главный инженер строительства полковник В.А. Сапрыкин; начальник строительства полковник П.П. Честных, сменивший в 1950 году Царевского; директор комбината А.И. Чурин, сменивший в 1954 году Б.Г. Музрукова. На оперативках присутствовал представитель Л.П. Берии, всесильный генерал НКВД Ткаченко, который после расстрела Л.П. Берии был отозван с комбината.

Спрос с ответственных исполнителей на оперативках был очень жесткий, порой жестокий. Были случаи, когда после таких оперативок «провинившихся» без суда и следствия отправляли прямо с оперативки на «исправление» в зону заключенных или за срыв графика строительства просто отбирали пропуск и не выпускали с территории объекта до тех пор, пока «нарушителю» не удавалось наверстать упущенное и снова войти в график работ.

С проектировщиками, к счастью, такого не случалось и в первую очередь благодаря Г.Н. Локтеву, которого все руководители высшего звена знали, уважали и доверяли. И он оправдывал это доверие. Он сам работал с полной отдачей и требовал такой же отдачи от сотрудников выездной бригады. Работа в бригаде была построена следующим образом. Рабочий день начинался в 9 утра и заканчивался в 12 ночи с двумя перерывами: с 13 до 14 часов на обед и с 18 до 21 часа на ужин и отдых. И так каждый день за исключением субботы, когда рабочий день заканчивался в 18 часов.

На первый план вышел вопрос об ускорении и расширении жилпоселка комбината, который незадолго до этого получил статус города и в котором, к этому моменту проживало 33 тыс. жителей. Город получил название - Озерск, но это название было только в закрытых документах, а для переписки осталось старое название жилпоселка – Челябинск-40(65). Жилпоселок и до этого быстро развивался.

К 1954-55 годам в жилпоселке кроме домов коттеджного типа, финских сборных домиков и бараков появились улицы, застроенные кирпичными домами, в том числе проспекты Ленина и Победы – центральные улицы города. Было построено много объектов культурно-бытового назначения: Драматический театр им. Горького (1950г.), два кинотеатра - «Родина» (1951г) и им. «Маяковского» (1953г), стадион «Строитель» (1949г), больничный комплекс (1950-53гг), гостиница, центральный универмаг, столовые, магазины, бани, ПКиО, почта.

ВНИПИЭТ: «Это наша с тобой биография»

ВНИПИЭТ: «Это наша с тобой биография»

ВНИПИЭТ: «Это наша с тобой биография»

Одними из первых в городе были построены объекты производственного назначения: заводоуправление, здание управления капитального строительства, где в числе других размещались проектировщики выездной бригады, здание центральной заводской лаборатории (зд.201), где был кабинет И.В. Курчатова, пожарное депо на ул. Ленина и многие другие.

ВНИПИЭТ: «Это наша с тобой биография»

Но темпы строительства города стали уже недостаточными.

В 1957 году выездную бригаду возглавил М.Г. Тешнер, который и до этого в 1954-56 гг. часто приезжал в командировку и осуществлял авторский надзор за строительством завода «Д.Б.». С этого момента «выездную бригаду стали формировать из специалистов, приезжающих в Челябинск-40 для работы на постоянной основе. Это были и опытные проектировщики, уже поработавшие в институте и пожелавшие поменять место жительства и молодые специалисты, которые оформлялись на работу в институте, проходили там практику проектирования и после этого направлялись в бригаду на работу и постоянное место жительства.

В числе первых специалистов постоянной бригады были инженер-строитель Н.Д. Тешнер, инженеры ВК А.И. Бочкарев и Р.Г. Бочкарева, архитектор В.Н. Захаров, технолог И.Ф. Шишкин опытные проектировщики архитекторы А.С. Никущенко и В.Г. Сурков. Чуть позднее приехал из Ленинграда архитектор К. Зайкин, приехали молодые специалисты техники и инженеры разных специальностей И.Д. Зубкова, Ф.П. Тишкин, В.М. Сухорукова, В.П. Нечаева,В.Р. Размина, В.Д. Акулова, Г.И. Кипаренко, Л.В. Демидова, Н.П. Дондуков, Е.К. Крылова, В. Каукин, Б. Грудочкин, В.Д. Лисин и другие.

Продолжение следует…

Подготовили: В. Бешкильцев, Н. Колянова

2019-07-08YEKT13:30:00

Ключевые теги: ВНИПИЭТ, Озёрск, история.

Нашли ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!
-0+
{shuffled_0}

Комментарии (2)

Гость,

Переход через Октябрьскую ВНИПИЭТ рисовал?

Гость,

Через Гайдара ещё нарисовать надо

Добавить комментарий

Обратите внимание, что комментарии проходят предварительную модерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления (даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами). Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
 
Представьтесь, пожалуйста:
 
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
color
|
hide
quote
translit
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Введите код:
Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь с политикой конфиденциальности.

Обсуждаемые новости