Реклама на сайте|Обратная связь Суббота, 23 июня, 23:00
Регистрация на сайте
Авторизация
+ Добавить Новость
Город Online
Город OnLine
Акция «Техника безопасности»
Расписание автотранспорта
Архив новостей

Показать/скрыть

Июнь 2018 (259)
Май 2018 (413)
Апрель 2018 (389)
Март 2018 (314)
Февраль 2018 (391)
Январь 2018 (302)
| Происшествия

Руководитель турагентства из Озерска чуть не умерла в турецкой клинике

Нину Медведеву в Озерске знают многие. Она уже давно работает в туристическом бизнесе, с ее легкой руки добрая половина активно путешествующих горожан объехала полмира. Нина Викторовна и сама в любой момент была готова мчаться на край света, покорять новые страны для того, чтобы потом открыть их для клиентов своего агентства. Она свято верила в надежность туроператоров, с которыми работала, и в волшебную силу медицинской страховки, выдаваемой страховыми компаниями.

В конце октября Нина Викторовна отправилась в Турцию на семинар, специально организованный для представителей турагенств, - повышать квалификацию, знакомиться с новыми отелями. Женщина и представит себе не могла, что ей придется на собственной шкуре - в самом прямом смысле этого фразеологизма! - испытать полную беспомощность человека, которого неизвестный недуг согнул на чужбине.

Франшиза от боли

- Мне стало плохо 24 октября, - вспоминает Н. Медведева. - Боль была какая-то невралгическая, опоясывающая всю спину. Я пила обезболивающие лекарства, но ничего не помогало. Вызвала отельного врача в номер за 150 евро. Мне сделали укол, принесли таблетки - бесполезно. Боль нарастала. Пришлось вызвать врача по страховке. Первое, что он сделал, - взял 30 долларов франшизы.

Поясним, что франшиза – это часть ущерба, не выплачиваемая (удерживаемая) страховой компанией при наступлении страхового случая (события) в соответствии с договором. Кстати, а знают ли туристы, отправляющиеся за рубеж, что их медицинская гарантия содержит такой пункт? У измученной болью и страхом перед неведомым озерчанки не было сил вникать в детали. Она безоговорочно отдала деньги, но не получила взамен ни чека, ни расписки – никакого документа, подтверждающего, что она выполнила свои обязательства перед страховой компанией.

Получив свое, доктор сделал пациентке укол, принес мазь и таблетки, велел в случае заметного ухудшения вызывать «Скорую помощь» - и был таков.

«Скорая» без носилок

25 октября россиянке стало совсем плохо. Она попыталась вызвать неотложку, но оказалось, что сделать это можно только у стойки администратора – на так называемом «ресепшене», до которого нужно было пройти по коридору, спуститься со второго этажа и преодолеть большой холл. К тому времени женщина так ослабла, что ни при каких обстоятельствах не добралась бы до цели. Все, с кем она разговаривала, пытаясь объяснить, что сейчас упадет и вот-вот потеряет сознание, вежливо объясняли ей, что «Скорая помощь» в Турции не оснащена … носилками.

Ситуация сдвинулась с мертвой точки после того, как в отеле по настоянию Нины Викторовны появилось руководство «Интуриста». Сразу нашлась и «Скорая», и дефицитные носилки.

- Меня повезли в клинику в Измир, - продолжает рассказ все еще находящаяся на больничной койке Н.Медведева. - Там взяли кровь, сделали УЗИ и МРТ, обнаружили перфорацию желудка (попросту – дырку, прокол), скопление жидкости в легком и инфекцию в брюшной полости.

Бриллианты на салфетке

Пациентку начали готовить к операции, ввели катетер, переодели, приказали снять серьги и положить их на салфеточку. Женщина покорно извлекла украшения - три из четырех сережек были с бриллиантами – и больше их уже не увидела. После непродолжительного совещения доктора решили, что в этой больнице операция может закончиться неудачно, так как в ней нет оборудования для переливания крови и гемодиализа, и распорядились везти россиянку в Анталью – за 200 км. Их Нина Викторовна преодолела в карете «Скорой помощи», в одежде для операции.

Надежда на спасение таяла с каждой минутой. Не добавили оптимизма и сотрудники страховой компании, которые популярно объяснили, что обследование в первой клинике они еще оплатят, а все остальное вряд ли, так как любая операция на желудке считается обострением хронической болезни и не подпадает под страховой случай. Ссылка на то, что у пациентки на желудке установлено специальное кольцо для похудания (широко распространенная хирургическая методика), которое исключает возможность любых хронических патологий – в противном случае его нельзя было бы размещать, кроме того, оно требует ежегодной проверки, которую озерчанка прошла и в 2014 году, – действия не возымели. Страховая компания, как и обещала, компенсировала затраты на диагностику в Измире и транспортировку больной до Антальи – всего 1500 долларов, при этом не выдав никаких бумаг.

На свой страх и риск

В Анталье Нину Медведеву вновь обследовали. Повторная диагностика оказалась платной и обошлась в 178 лир ( приблизительно 4000 рублей). Наконец, россиянку уложили на операционный стол. Следующие три дня совершенно выпали из памяти Нины Викторовны. Позже она узнала, что перенесла остановку сердца, что отказывались работать почки.

11 дней женщина провела в турецкой реанимации. Каждый из них стоил приблизительно 34500 рублей. Представители страховой компании все это время звонили сыну пациентки. Сообщая, что мать в очень плохом состоянии, они настаивали, чтобы кто-то из близких прилетел и ухаживал за беспомощной женщиной, когда ее переведут в обычное отделение. На этом свою роль в ее исцелении страховщик счел исчерпанной.

В Турцию сумела вырваться дочь Нины Викторовны. Ее перелет, как и возвращение вместе с мамой на родину, оплатила туристическая компания «ДАН» (Г.Челябинск), за что семья Медведевых выражает огромную благодарность Карине Бердичевской.

Еще неделю озерчанка провела в больнице Антальи. Врачей встревожили резко подскочившие «лейкоциты». Доктор сказал, что нужно вскрывать и чистить швы в операционной. Вскрыли, почистили, поставили дренаж. Пациентку не хотели выписывать, но, по ее признанию, она уже не могла оставаться в турецкой клинике, окончательно потеряв веру в благополучный исход маленького путешествия. Нина Викторовна написала расписку, в которой взяла на себя всю полноту ответственности за дальнейший исход событий, - и вместе с дочерью отправилась домой. Отныне над ней висел не только так и не установленный в двух клиниках диагноз, но и огромный долг. Общая стоимость лечения составила чуть больше 20000 турецких лир, приблизительно 434000 рублей. Эти деньги ссудили Н.Медведевой ее знакомые. Их необходимо возвратить. Но об этом чуть позже.

След турецкого. Врача

С 13 ноября Нина Викторовна находится в родном Озерске. Пять дней она провела дома. Однако наложенные турецкими медиками швы не то что не заживали – наоборот, расходились, в них один за другим образовывались свищи. Только крайней растерянностью и подавленностью женщины можно объяснить то, что она не обратилась за квалифицированной помощью сразу по возвращении. Упущенное время только усугубило и без того критическое состояние пациентки.

- Когда мы увидели обезображенный швами, гноящийся живот больной – были по-настоящему шокированы и немедленно отправили ее в операционную, - рассказывает Дмитрий Викторович Маркин, заведующий хирургическим отделением ЦМСЧ-71. – К сожалению, мы так до сих пор и не уяснили, какую именно помощь оказывали озерчанке зарубежные врачи. Выписка из истории болезни – и это неудивительно – исключительно на турецком языке. Нас мог бы выручить международный цифровой код, единый для всех стран. Однако коллеги из Антальи почему-то классифицировали диагноз Нины Медведевой как «прочие заболевания желудка». Согласитесь, это мало что проясняет. Если, как было сказано больной, у нее действительно имела место перфорация желудка, то почему во время операции не был снят бандаж – то самое кольцо для похудания, перетягивающее желудок? Это первое, что надо было сделать! Вообще, у меня множество вопросов к турецким коллегам, жаль, что я вряд ли смогу их задать. Но переводчика с турецкого я все-таки намерен найти, чтобы разгадать тайну выписки.

Перфорация души

После хирургического вмешательства, которое осуществили озерские медики под руководством Дмитрия Маркина, Нина Викторовна медленно, но верно идет на поправку. Уже нормализовалась температура, начинают заживать швы. Не улучшается пока только настроение больной. По словам подруг, она находится в бесконечной растерянности. Чтобы отдать почти полумиллионный долг, надо работать, а работать не позволяет здоровье. Да и как вернуться в еще недавно горячо любимый туристический бизнес, как отправлять людей за океан, если очень хорошо представляешь, чем это может обернуться? У Нины Викторовны перфорирован не только желудок - душа. Она словно утратила смысл жизни, а для его восстановления витаминов пока не изобретено.

Полная версия на http://ozvest.ru

Нашли ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!
-0+

Комментарии (0)

Комментариев еще нет. Вы можете написать первый.

Добавить комментарий

Обратите внимание, что комментарии проходят предварительную модерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления (даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами). Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
 
Представьтесь, пожалуйста:
 
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
color
|
hide
quote
translit
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Введите код:
Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь с политикой конфиденциальности.