Реклама на сайте|Обратная связь Понедельник, 23 октября, 09:19
Регистрация на сайте
Авторизация
+ Добавить Новость
Город Online
Город OnLine
Акция «Техника безопасности»
Расписание автотранспорта
Архив новостей

Показать/скрыть

Октябрь 2017 (265)
Сентябрь 2017 (356)
Август 2017 (372)
Июль 2017 (252)
Июнь 2017 (327)
Май 2017 (242)
Студия визуальных решений «Ника»
| Новости » Общественная жизнь

Анатомия нарушения, или Почему житель Озерска судится с ботаниками? Интервью с руководителями заповедника

Журналист Сергей Стуков взял интервью у руководителей заповедника «Денежкин камень», охраняющим эталонную природную территорию. Что такого секретного в заповеднике «Денежкин Камень» рассказали Анна Квашнина, биолог, преподаватель биологии и химии, директор заповедника, Константин Возьмитель, топограф, заместитель директора по экологическому просвещению, государственный инспектор, и Николай Сухомлинов, биолог, кандидат географических наук, заместитель директора по охране заповедной территории.

- История с нарушителями заповедного режима, похоже, зацепила только вас. Неужели это нарушение было каким-то особенно злостным для заповедника? Почему вы так прицепились к этим несчастным челябинским мажорам?

А. Квашнина: Меня лично это нарушение удивило количеством сил, направленных на уход от ответственности, на мой взгляд, несоизмеримым с собственно грозящим штрафом. Я, не дождавшись эффективных действий полиции, решила проверить «правило рукопожатия» и просто попытаться опознать наших нарушителей через людей, хорошо знающих город – это, как правило, журналисты. Именно они помогли «узнать» наших снегоходчиков.

В других смыслах – нарушение вполне обычное. Мы действительно не делим их на «важные» и «неважные». Какие есть – такие и отрабатываем. Я должностное лицо, несущее ответственность в соответствии с законом. Меня проверяют органы Росприроднадзора и природоохранная прокуратура, проверяют досконально и часто.

К. Возьмитель: Мы не "фильтруем" нарушения. Всё прописано в законе, а я всего лишь слежу за его исполнением. Я бы назвал это нарушение не столько злостным, сколько нахальным: тот, кто организовывал группу, планировал поездку, не настолько отсталый человек, чтобы не знать о том, что его путь пересечёт закрытую территорию заповедника. Кроме того, по пути группа проехала мимо нескольких предупреждающих табличек. Лось пройдёт мимо, кабан пройдёт мимо – не отразят, но человек, как правило, обращает внимание на надписи, принимает обдуманные решения, и отвечает за эти решения.

Злостность этого нарушения в том, что члены группы, один или несколько, были на территории заповедника и ранее. Я читал все их отчёты в интернете. И эти нарушители далеко не единственные, кто публично хвастается тем, что совершил правонарушение.

Нарушение, конечно, не крупное, но «с душком», ведь в группе подозреваемых оказался полицейский. Отпустить грехи стражу порядка – значит, признать себя «пугалом в огороде», но никак не государственным инспектором.

Н. Сухомлинов: На мой взгляд, это злостное нарушение. Снегоходчики прекрасно знали, что въезжают на закрытую территорию. Сначала они ехали вдоль границы заповедника и миновали, по крайней мере, полдесятка аншлагов, потом свернули уже непосредственно на территорию и проехали, что называется, «под знак». Это демонстративное пренебрежение. Не меньшая наглость – хвастаться своими подвигами в интернете. Мы должны эту наглость остудить хотя бы потому, что в противном случае она в дальнейшем будет расти в геометрической прогрессии и нам без конца придётся отбиваться от любителей с ветерком прокатиться по заповеднику.

- Вам не кажется странным, что только за то, что люди проехали по снегу по вашей территории, им грозит штраф. Что уж такого нарушили люди на снегоходах?

К. Возьмитель: Ничего странного. Не всякое нарушение правил дорожного движения, например, приводит к аварии. Но таковы правила. Подавляющее большинство природных пожаров - следствие обыденной деятельности человека, но в определённых условиях это приводит к пожарам. Нарушаются правила, которым обычно не придают особого значения: ну, оставил костёр догорать, окурок бросил, траву поджег, искру пустил - "не нарочно" ведь. Правила нужно соблюдать. Нарушаешь - отвечай.

А.Квашнина: Я видела комментарий насчет того, что «снег помяли – и что с того?». Да, помяли. Поломали молодые деревья. Что за нужда была? У кого-то была жизненная необходимость проезжать под аншлаг? Кого-то вывозили с травмой или болезнью? Был кураж мужичков, привыкших к неограниченным возможностям. У них и «умысла» не было, что написанное на аншлаге «нельзя» означает и вправду «нельзя». Об этом говорит и их интернет-отчёт, и их фильм.

Н. Сухомлинов: Ничего странного в этом нет. Никому же не кажется странным привлечение к ответственности людей, нарушающих, например, правила дорожного движения. Об ущербе, который был нанесён экологической системе, тоже можно кое-что сказать. Это и фактор беспокойства для животных, и уплотнение снегового покрова (очень небезобидная вещь, кстати), и многое другое… В конце концов, существует даже официальная методика расчёта ущерба в конкретном денежном выражении, причиняемого таким вот «просто проездом».

- Как часто у вас случаются громкие дела, касающиеся нарушения режима заповедника?

А. Квашнина: У нас вообще нарушения режима происходят нечасто, что хорошо для территории. Это плохо для нас, для инспекторов, так как обусловливает редкое «применение» навыков охранников, и ребята не набирают нужную квалификацию. Мы проводим тренинги и технические учёбы дважды в год, но этого не достаточно. Я в заповеднике работаю уже более 20 лет, набрала опыт в охранных делах, так же, как и Константин. У ребят, работающих в заповеднике по 2-3 года, таких возможностей совсем мало.

- С какими сложностями вы сталкиваетесь при работе с нарушителями?

А. Квашнина: У нарушения есть своя «анатомия». Есть разные части, или, скорее, этапы работы с нарушением. И на каждом этапе свои проблемы, как правило, специфические именно для заповедников.

Первый этап – это выявление. Тут нужен «нюх» или умение предвидеть, что и где человеку нужно. Именно от понимания цели нарушителя зависит возможность обнаружения. От этого зависит время, место и способ нарушения режима территории.

Второй этап – выявление личности нарушителя. Как правило наши нарушители находятся в лесу без документов, удостоверяющих личность. Да и сложно физически доставить нарушителя в отделение полиции, хотя права у нас такие есть. Несмотря на это, нам почти всегда удаётся «распознать» своих «героев». У нас есть право вести расследование, составлять запросы в различные организации (ОВД, УФМС). Но и с этим часто бывают проблемы. Например, недавно мы получили отказ в предоставлении сведений из УФМС города Серова. Пришлось разъяснять, на основании чего у нас есть право требовать сведения. Иногда нас воспринимают как непонятных «ботаников», поскольку мы совсем не похожи на силовые структуры.

Следующий этап наступает в случае, если нарушитель заявляет в суд. У нас была ситуация, когда мы в Североуральском суде не смогли доказать очевидный факт нарушения режима. Суд установил, что нарушение совершилось «без умысла». Тогда нарушители плыли по лодке по нашей территории. Есть фото на фоне аншлага, нарушители были предупреждены, что это территория заповедника, однако сели в лодку и поплыли, просто поплыли без умысла. Я тогда только начинала нести свою ношу директора, и мы не подали апелляционную жалобу, о чём я сейчас жалею. Тогда было очень сложно всё, однако, решение суда было абсолютно безосновательным.

И, наконец, последний этап – взыскание штрафа в случае его неуплаты добровольно. С приставами тоже всё бывает непросто.Если на первом этапе мы имеем дело только с собственной квалификацией, то далее наша работа зависит от того, насколько другие органы защиты правопорядка корректны в своей работе, и насколько они заинтересованы во взаимодействии.

К. Возьмитель: Я очень не люблю встречать нарушителей. Приятнее быть добреньким, всем всё разрешать, во всём помогать и быть для всех хорошим. Но дело в том, что я уверен в необходимости строгой охраны заповедника. Я очень хочу сохранить эту территорию. Я боюсь, что мы настолько "заиграемся" в "освоение" природы, что лишимся своего дома, и нам негде будет жить.

Самый сложный этап - установление личности нарушителя. У госинспектора очень большие права, но мы не всегда можем и умеем ими воспользоваться. Например, применять физическую силу и спецсредства мне не приходилось ни разу. Большая сложность - вести расследование во взаимодействии с полицией и другими службами. Сами посудите: срок административного расследования - 1 месяц, а ответы на запросы приходят через 29 дней.

Есть изменения к лучшему. Например, вырос в два раза размер штрафа (некоторых нарушителей часто откровенно смешила это цифра), срок давности привлечения к ответственности так же увеличен в два раза. Не понимаю, почему так ограничен срок расследования?

Н. Сухомлинов: Сложностей много. Например, доставить нарушителя в отделение полиции для выяснения личности, как это полагается делать по закону, в большинстве случаев практически невозможно, поскольку инспекторские группы работают в полевых условиях, вдали от населённых пунктов, дорог, при отсутствии транспорта под рукой. Но самые большие сложности начинаются при взаимодействии с правоохранительными органами. Суд, полиция, прокуратура практически никогда не бывают на стороне заповедника или конкретного инспектора.

- То есть правоохранительным органам ваши нарушения неинтересны?

А. Квашнина: Недавний случай нарушения режима шестью квадроциклистами также показал полное нежелание ОВД иметь дело с нарушениями режима заповедника. Наши инспекторы пытались задержать нарушителей на территории, но им было оказано сопротивление. Мы попросили ОВД помочь задержать машины, которые везли квадроциклы на прицепах, для того, чтобы установить личности нарушителей. Конечно, никто никого не задерживал, а потом полицейские отписались, что квадроциклы не проезжали. Хотя мы передали им номера и марки машин и прицепов. Пока я не знаю, что с этим делать.

- Наверняка есть среди ваших нарушителей высокопоставленные чиновники? Как «большие люди» реагируют на ваши запреты?

К.Возьмитель: "Большой" человек реагирует адекватно. Такой человек достиг своего состояния и благосостояния как раз потому, что адекватно и правильно реагирует на обстоятельства. Примеров у меня не так много. Хуже, когда чей-нибудь "сынок" попадается. Но настоящих "буйных" немного.

А.Квашнина: Примеров мало, но они есть. Встречаются люди, вполне адекватно воспринимающие ограничения посещения территории заповедника. Есть туристы, которых мы в 2000 году не пустили на территорию, и дружим с ними до сих пор. Есть очень «большой» москвич, которого мы сводили на Кривинскую сопку (сопредельная территория), и он тоже не воспринял это как «щелчок по носу». Вопреки представлениям многих обывателей, я не устраивала ни одной «пьянки» ни на одном кордоне.

- Кто решил, что я не могу зайти на территорию заповедника? Даже за грибами. Это вы придумали? Во всем мире заповедники открыты для туристов…

К. Возьмитель: Это определено законом «Об особо охраняемых природных территориях», положением о заповеднике, уставом, земельным кодексом, административным и уголовным кодексом, лесным кодексом. Это не мы придумали…

А.Квашнина: Нахождение на территории возможно для работы по договорам о сотрудничестве. Другими словами – на территории можно работать с пользой для самой территории. Есть ряд заповедно-режимных мероприятий, довольно большой перечень научных работ. У нас много договоров о сотрудничестве с институтами, университетами, однако для работающих на территории есть свод правил, которые они обязаны выполнять.

- Насколько мне известно, в последнее время были приняты некоторые поправки в нормативные акты, разрешающие прокладывать туристические маршруты по заповедникам. Свежий пример в Свердловской области – Висимский заповедник, где активно создают инфраструктуру для туристов. Почему вы сопротивляетесь адекватному и организованному туризму?

А.Квашнина: В действующем положении о заповеднике прописан маршрут по границе заповедника на гору Журавлёв Камень. Однако интереса данный маршрут никогда не представлял. На мой взгляд, заповеднику «Денежкин Камень» повезло в том, что в близкой доступности есть весьма привлекательные с туристической точки зрения объекты. Есть куда сходить, кроме горы Денежкин Камень. Я очень надеюсь, что сохранится возможность не заниматься туризмом на территории заповедника. После реорганизации заповедника в 1991 году территория очень изменилась. Я, честно говоря, и сама не представляла себе, когда начинала работать здесь в 1992 году, что так негативно может влиять простой туризм, хотя я биолог, и отлично представляю себе разницу между нетронутой экосистемой и антропогенно нарушенной. Я не ожидала, что территория так быстро ответит на ограничение посещения. Пусть Денежкин Камень останется территорией эталонной.

http://ozvest.ru/

Нашли ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!
-0+

Комментарии (0)

Комментариев еще нет. Вы можете написать первый.

Добавить комментарий

Обратите внимание, что комментарии проходят предварительную модерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления (даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами). Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
 
Представьтесь, пожалуйста:
 
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
color
|
hide
quote
translit
Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь с политикой конфиденциальности.
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Введите код: